Архивное дело на Белгородчине в 1920-е гг.

История архивного дела в нашей стране насчитывает не одно столетие. Но централизованная архивная служба в нашей стране была создана век назад. 1 июня 1918 года Совет Народных Комиссаров Российской Советской Федеративной Социалистической Республики принял Декрет «О реорганизации и централизации архивного дела в РСФСР». Согласно нему был образован единый государственный архивный фонд, в который вошли документы всех архивов правительственных учреждений (в первую очередь дела, законченные к 25 октября (7 ноября) 1917 года). В целях лучшего научного использования, для удобства хранения и экономии расходов отдельные части государственного архивного фонда должны были быть соединены «по принципу централизации». Одновременно при народном комиссариате просвещения создавалось главное управление архивным делом. На него возлагалось заведовавшее государственным архивным фондом. Правительственные учреждения больше не могли «уничтожать какие бы то ни было дела и переписку или отдельные бумаги без письменного разрешения главного управления архивным делом». С опубликованием декрета отменялись все ранее принятые постановления и распоряжения об организации архивного дела в России. 9 июня 1922 г.

Президиум Всероссийского Центрального Исполнительного комитета (ВЦИК) направил всем губисполкомам и облисполкомам РСФСР циркуляр «О мерах борьбы против истребления архивных материалов». ВЦИК отмечал, что Центрархивом были установлены «случаи продажи, в целях утилизации, архивов, имевших несомненное значение, как для текущего советского строительства, так и для исторической и экономической науки». ВЦИК указал правительственным учреждениям, государственным предприятиям и организациям на необходимость неуклонного исполнения декрета и распоряжений, касающихся архивного дела. Отделы Центрархива на местах должны были информировать о подобных нарушениях губернские или областные власти. Виновные подлежали дисциплинарным взысканиям или судебному преследованию. Вырученные ими средства от незаконной продажи должны были быть конфискованы в пользу казны, архивные документы изъяты у приобретателей и переданы «государственному архивному фонду в лице местного архивного учреждения».

13 марта 1926 г. в дополнение к изданным ранее нормативным актам Совнарком РСФСР принял постановление «О сдаче Центральному архиву РСФСР архивных материалов». Помимо документов дореволюционных государственных учреждений и общественных организаций обязательной сдаче в Центрархив подлежали «рукописные и механически воспроизведённые материалы всех видов делопроизводства национализированных и муниципализированных промышленных, кредитных и торговых учреждений и предприятий», документы «Временного правительства и всех контрреволюционных правительств и организаций, притязавших на государственную власть на территории бывшей Российской империи или содействовавших указанным притязаниям», архивы церквей, монастырей, дворцов и усадеб, а также «бесхозяйственные архивные материалы». Если архивные документы были необходимы учреждениям или организациям для текущей работы, они могли быть предоставлены им во временное пользование. За неисполнение данного постановления должностные лица привлекались к уголовной ответственности.

Работа по передаче архивных документов из уездов в губернский центр проводилась и на Белгородчине. 26 октября 1926 года Коллегия Центрархива РСФСР утвердила положение об уездном архиве. В каждом уезде при президиуме уисполкома «для хранения и надлежащего использования материалов Единого Государственного Архивного Фонда, находящихся на территории уезда» создавались уездные архивы, подчинявшиеся губернскому архивному бюро. Заведующие архивами были ответственны за «правильное проведение в жизнь на территории уезда архивных законоположений, за правильную постановку архивной части делопроизводства в учреждениях, организациях и предприятиях уезда, а равно за правильное хранение и использование материалов».

В начале 1927 года Курское губернское архивное бюро предложило все уездным архбюро найти для архивохранилища «вполне пригодное помещение и снабдить его всем необходимым инвентарем», обследовать архивы всех уездных учреждений, взять на учёт их фонды, а также принять на хранение все документы за 1917-1921 гг. На тот момент в каждом уезде имелось 2 архива: исторический, в котором хранились дореволюционные документы и архив Октябрьской революции (АОР), созданными после 7 ноября 1917 года. Белгородское уездное архивное бюро с 23 декабря 1926 г. возглавлял Николай Корнеевич Яхно, официально был утверждён губархбюро в должности 17 февраля 1927 г. С 1923 года в уездном архивном бюро работал Дмитрий Павлович Лимаров (родственник известного ныне белгородского краеведа А. И. Лимарова). Осенью 1927 г. Д. П. Лимаров исполнял обязанности заведующего Белгородским уездным архивным бюро. Им был обследован фонд Белгородской городской управы. Архив на тот момент размещался в подвальном помещении дома № 37 по улице Ленина г. Белгорода. Надлежащие условия хранения документов созданы не были, поэтому вёлся поиск нового здания.

10 января 1927 года заведующий Белгородским уархотделом Яхно осмотрел мужской и женский монастыри и пришёл к выводу, что «помещение мужского зимнего монастыря больше подходит для архивного отдела». В марте того же года он предложил уисполкому отдать архивному отделу в Белгороде здание бывшего магазина Стрельникова по улице Ленина, 25 (ныне Гражданский проспект), а также выделить средства для оборудования помещения (побелки, настилки пола, установки стеллажей, двух шкафов, стола, двух стульев). Позднее Белгородский архивный отдел разместился в бывшем доме купца Самойлова – во Дворце труда по улице Чичерина. Ныне на этом месте (по улице Попова, 20) находится областное управление статистики.

31 марта 1927 года Курское губернское архивное бюро предложило уездным архивным бюро «в срочном порядке взять на учёт все архивные материалы, находящиеся в ведении музеев и краеведческих обществ». На данные документы составлялись описи и акты. В акте необходимо было обязать музеи и краеведческие общества «сохранять архматериалы в целости, не допуская их уничтожения и порчи: как то: вырывания отдельных листов для выставок, хранения в сырых местах». Также рекомендовалось заключить с музеями и краеведческими обществами соглашение о передаче в уездный архив части хранившихся у них документов.

27 декабря 1927 года Курское губернское архивное бюро провело совещание архивных работников губернии. В нём в обязательном порядке должны были участвовать все заведующие уездными архивными бюро. За счёт губархбюро делегатам предоставлялось общежитие, они также обеспечивались питанием. На совещании заслушивались доклады губархбюро и заведующих уездными архивными бюро, обсуждались проблемы архивного дела в Курской губернии, например, работа архивов действующих учреждений (в частности «Сахаротреста»).
Едва ли не главной проблемой было небрежное отношение к хранению документов в отдельных местах, ведомствах и учреждениях. Об этом красноречиво свидетельствует целый ряд документов. В письме от 6 июня 1927 г. Старооскольскому уездному архивному бюро Губархбюро рекомендовало регулярно производить обследование рынков для выявления фактов продажи архивных документов и добиваться привлечения виновных к судебной ответственности.

14 января 1928 года Курское губернское архивное бюро направило в губфинотдел письмо, в котором сообщало, что архивы уездных финансовых отделов находятся в «крайне недопустимом состоянии». Губархбюро констатировало: «Архивный материал находится в неразобранном виде, в свалочном состоянии, отсутствуют описи материала, помещения для архива не оборудованы, без надлежащих полок. Некоторыми уфинотделами допускались случаи продажи частным торговцам для завёрток ценнейшего архива, содержащего богатый материал по истории, а также преступного отношения сотрудников, допускавших при перевозках архивного материала свалку его вилами». В этой связи губархбюро предлагало в месячный срок привести архивы в надлежащий порядок, строго руководствуясь «Правилами постановки архивной части делопроизводства», документы по 1922 год передать «в хранилища архивных органов».

Встречаются сведения о том, что часть документов была утрачена в годы Гражданской войны и иностранной военной интервенции. Так, 11 июня 1927 года Грайворонским уездным архивным бюро было получено письмо заведующего Борисовской школой. Он сообщал, что архивный материал за 1914-1920 гг. был «использован для курева останавливающимися партизанскими отрядами». Заведующий Грайворонским уездным архивным бюро в свою очередь писал в Курск, что «материалы периода 1917-1919 гг. включительно эвакуированы и на место не возвратились». 12 июня 1927 года в Курское губархбюро поступил запрос от служащего из Тамбовской губернии Баранова Никифора Леонтьевича. Заявитель просил выдать справку, подтверждающую факт его работы учителем в Крапивенской и Бессоновской земских школах Белгородского уезда в 1896-1901 гг. Запрос перенаправили в Белгород. В своём ответе от 5 июля 1927 года Белгородское уездное архивное бюро пояснило Баранову Н. Л., что «архивы бывшей Белгородской уездной земской управы и инспекции училищ Белгородского уезда были уничтожены при эвакуации г. Белгорода белыми войсками в 1919 году» и требуемая им справка не может быть выдана. При характеристике фонда Белгородской городской управы было отмечено, что большая часть особо ценных документов (свыше 9000 единиц хранения) была расхищена. Причём точно установить виновников и время совершения преступления не смогли даже в ходе судебного процесса в 1921-1922 гг. Одновременно сообщалось, что «архивы бывшей земской управы, полицейского управления, канцелярии воинского начальника, управления жандармского начальника, инспекции народных училищ по Белгородскому уезду, городской суд, канцелярия члена Курского окружного суда по Белгородскому уезду, сиротский суд, Белгородское страховое общество, воинское присутствие, Белгородская почтово-телеграфная контора пропали в период гражданской войны (1919 г.), острого бумажного кризиса и отсутствия топлива».

Велась и работа по популяризации архивных документов. В связи с празднованием 10-летия Октябрьской революции, Курское губернское архивное бюро 27 мая 1927 года рекомендовало уархбюро «принять активное участие в организации выставок». Для этого предлагалось выявить «наиболее характерные и интересные документы», принять меры к изъятию из музеев, библиотек, научно-исследовательских учреждений «всех материалов, связанных с Октябрьской революцией», а также осуществить сбор фотографий.
Интересен и показателен ответ Курскому губернскому архивному бюро заведующего Грайворонским уархбюро. Он сообщил, что работа по собиранию и выявлению документов проведена, но «организовать выставку за недостатком материалов не представляется возможным». Позднее, 11 ноября 1927 г., уездное бюро всё же сообщило в Курск, что выставка исторических документов была подготовлена и проведена, однако «ввиду отсутствия материалов 1917-1919 гг. последовательной картины революционного движения и хозяйственного строительства по документам установить не удалось». Тем не менее, выставку посетило 166 человек.

Декрет Совета Народных Комиссаров РСФСР «О реорганизации и централизации архивного дела», 1 июня 1918 г.
Р-430. Оп. 1. Д. 308. Л. 1

Постановление Совета Народных Комиссаров РСФСР о сдаче Центральному архиву РСФСР архивных материалов, 13 марта 1926 г.
ГАБО. Р-430. Оп. 1. Д. 308. Л. 28.

Циркуляр Президиума ВЦИК о мерах борьбы против истребления архивных документов, 9 июня 1922 г.
ГАБО. Р-430. Оп. 1. Д. 170. Л. 62.

Дмитрий Павлович Лимаров – заведующий Белгородским уездным архивным бюро.
Из собрания Лимарова А. И.

Приглашение заведующего Белгородским уездным архивным бюро на совещание, проводимое Курским губернским архивным бюро, 1 декабря 1927 г.
ГАБО.
Р-465. Оп. 1. Д. 13. Л. 6.

Бюллетень Центрархива РСФСР, 15 апреля 1927 г.
ГАБО. Р-465. Оп. 1. Д. 3. Л. 29.

Справка, выданная Баранову Н. Л. Белгородским уездным архивным бюро.
ГАБО. Р-465. Оп. 1. Д. 3. Л. 86.

Письмо заведующего Борисовской школой имени Троцкого в Грайворонское уездное архивное бюро об утрате документов за 1914-1920 гг., 11 июня 1927 г.
ГАБО. Р-689. Оп. 1. Д. 10. Л. 27.

Здание в Белгороде по ул. Чичерина, в котором в конце 1920-х гг. размещалось Белгородское уездное архивное бюро (в настоящее время на его месте находится Белгородстат, ул. Попова, 20)
Из собрания Лимарова А. И.

Краткое временное руководство к ведению архивов правительственных учреждений и кооперативных организаций.
ГАБО. Р-689. Оп. 1. Д. 5. Л. 4.

Циркулярное предписание Курского губернского архивного бюро уездным архивам о проведении мероприятий по налаживанию архивного дела, 7 января 1927 г.
ГАБО. Р-689. Оп. 1. Д. 5. Л. 10.

Предложение Курского губернского архивного бюро уездным архбюро о постановке на учёт архивного материала, имеющегося в музеях, 7 декабря 1927 г.
ГАБО. Р-689. Оп. 1. Д. 5. Л. 77.

Предложение Курского губернского архивного бюро губернскому финансовому отделу о приведении в порядок архивов уездных финансовых отделов и сдаче дореволюционных материалов в хранилища архивных органов, 14 января 1928 г.
ГАБО. Р-689. Оп. 1. Д. 20. Л. 17.